Суровый северный край и непогода в Заполярье

Плохая погода

Спасатели на станции МЧС говорили, что погода в ближайшие два дня будет плохая, но потом должно быть улучшение. Но кто его знает, что они имели ввиду под словом «плохая»: так весь вчерашний и сегодняшний день сохранялось какое-то неустойчивое равновесие.

С утра мы продолжили наш путь по долине реки на север. По обе стороны дороги то и дело попадались широкие каменистые поля, оставшиеся от вырубленного леса. Кое-где ещё работали бензопилы, и был виден дымок. В некоторых местах срубленный лес ещё не успели вывезти и деревья так и лежали поваленные, как после большого урагана, имя которому Человеческая Цивилизация.
2
Поваленный лес

Река здесь постепенно теряла скорость течения и вскоре впадала в озеро Гольцовое, образовавшееся перед равниной.
3
Северный край

4
Озеро в Хибинах

5
Широкое озеро

За озером горы заканчивались, это был северный край Хибин.
6
Путь по берегу озера

Весь берег изрезан большим количеством мелких речек, впадающих в озеро.
7
Реки впадающие в озеро

8
Песчаная отмель

Иногда встречались и вот такие переправы.
9
Переправа по бревну

Сегодня весь путь шёл по ровному участку, без больших подъемов и спусков, поэтому прошли мы его быстро и встали на ночёвку достаточно рано. Конечно, можно было пройти ещё. Но сейчас мы, как говориться, встали под перевалом, и подниматься на открытое пространство в горы вечером, сегодня уже не было смысла. К тому же завтра день обещал быть сложным, хорошо, если с погодой повезёт, хотя кто его знает, Заполярье всё-таки.

* * *

Обычно в походе мне не снятся сны, вместо них какая-то ровная и темная пустота. Не знаю почему но, но это даже приятно, по крайней мере лучше, чем хаотически сменяющиеся картинки из прошлого дня, обрывки разговоров и прочего. Но в этот раз всё было не так. Вопреки ожиданию, мне снился сон очень яркий и отчётливый и главное, он мне запомнился.
Я иду по еле заметной тропинке вдоль высокого обрыва, который уходит вперёд до самого горизонта. Передо мной и слева поле или степь в предгрозовую погоду на столько ровное, что глазу не за что уцепиться. Внизу под самым обрывом плещутся волны неширокой реки, шума которых совсем не слышно, вместо этого тишину нарушает какое-то странное и монотонное гудение. В тоже время, дующие в сторону реки порывы ветра, начинают сбивать меня с ног. Я цепляюсь за траву, но это не помогает. Ноги проваливаются, посыпался вниз песок обрыва. Ветер просто зверствует. Я уже держусь на одних руках за дерн и корневища, тщетно пытаясь сделать ногами ступеньки в предательски мягком песке. Всё тело, как будто свинцовое, руки не слушаются и напряжены до предела. Вдруг всё поплыло, и я открыл глаза.

Четыре часа утра, светло как днём. Палатка трясется от постоянно налетающих порывов ветра. Через открытые окошки для воздуха сильно дует холодом. Монотонно шумит бурная река. Я обулся, накинул куртку и вышел на улицу. Как мог плотно закрыл окошки на отваливающуюся липучку (надо бы утром как следует пришить). Спать не хотелось совершенно. Что бы такое поделать? Сходил к реке, умылся и присел на поваленном дереве возле потухшего костра. Угли ещё теплые, но раздуть огонь уже нельзя. Жаль, что выложил вчера из кармана зажигалку.
Наверху под порывами ветра шумели и качались верхушки елок. Я поднял голову. Да, погода совсем испортилась. Низкие облака неслись откуда-то с северо-востока чуть ли не над самыми деревьями, а вершины гор со вчерашнего вечера по-прежнему закрыты.
В сознании то и дело всплывали остатки прошедшего сна. Я невольно поёжился.
Хоть спать и не хотелось, но не сидеть же здесь ещё три часа. Так и не придумав чем заняться, я медленно пошёл в палатку.

Утро. Погода не улучшилась, по-моему, она даже ухудшилась за эти три часа. Дождя не было, но в воздухе появилась какая-то «водяная пыль». На ветру от такой влажности становилось ещё холодней. На мне две кофты и куртка, от костра не хочется отходить. Поели быстро и стали собираться.
«Какое классное всё-таки здесь место, дров так много и за ними ни куда не надо ходить. Даже уходить отсюда не хочется!» – подумал я. «Ну да ладно, будет и получше».

Погода портится прямо на глазах.
10
Лесотундра

11
Облачность в горах

Дорога в горку, камни, мелкий ручей, мы заходим в широкое ущелье – по бокам подъёмы, слева крутой, почти вертикальный, справа пологий. Вот закончился и лес. Кривые и низкие берёзы сложно было назвать лесом, но они хоть как-то закрывали от ветра. А теперь среди камней и мха ему было, где разгуляться.
12
Широкое ущелье

13
Гора с отвесной стеной

Шапка и перчатки оказались как нельзя кстати. Ветер усилился, дул порывами, прямо в лицо. Не закрывали от него и склоны ущелья, а наоборот, воздушные потоки, спускаясь с перевала, неслись по нему, как по трубе, навстречу нам.
Воздух становился всё мокрей, так что влага начала собираться мелкими капельками на одежде. Ещё чуть-чуть и будет промокать.
На склоны опускались облака, а точнее мы поднимались к ним. Пространство вокруг словно сжималось, пропадали детали, идешь как в молоке, и вся эта странная субстанция, отнявшая видимость, отчаянно несётся тебе навстречу, завывая в складках одежды. Миллионы мелких невидимых капелек врезались в плащ, как в непреодолимое препятствие, и, собираясь в большие капли, градом скатывались вниз. Мысли сгущались и приобретали какую-то тягучую вязкость. По колено промокшие ноги скользили по ягелю, как будто наступаешь на смоченную водой губку.
14
Непогода в Заполярье

Теперь мы шли молча. Все замолчали как по команде, так что лишнего слова не вытянешь. В такие минуты, когда обезумевшая природа чинит препятствия и угнетает морально, ты словно предоставлен самому себе, заглядываешь себе внутрь. У природы есть много способов доказать человеку его собственную беспомощность.

Вдруг в завываниях ветра послышался какой-то посторонний шум, я поднял взгляд. Прямо перед нами отчаянно шелестела брезентом палатка, укреплённая за всё, что только можно. Проходя мимо неё, я услышал два, еле различимых в шуме ветра, женских голоса и смех.
«Как будто над нами смеются» – подумал я.
К слову, палатка была поставлена в правильном месте. Достаточно ровная площадка слегка загорожена от ветра небольшим каменным выступом, рядом маленький ручей. Лучшего места здесь не найти, сиди и пережидай непогоду. И газовая горелка, наверное, у них есть. Э-эх…

Ещё пятьсот метров и подъём усилился, местами приходилось даже карабкаться, опираясь руками и ногами на мокрые камни. Штормовой ветер сбивал с ног, в его порывах было трудно дышать.
«Прямо как сон» – промелькнула у меня мысль. Хоть я и пытался выбросить из головы такие мысли, всё же нужно проявлять больше осторожности. Я не очень-то верил в вещие сны, но сейчас от чего-то стало тревожно. Почему он мне приснился именно сейчас, приснись он мне не в походе, я бы не обратил на него никакого внимания и скорей всего тут же забыл, но сейчас…

Не знаю, сколько времени прошло, полчаса, а может и больше. Ненастье достигло своего апогея. Всё, вот он перевал. Наконец-то!

Раз – и чья-то пенка-сиденье, отстегнувшись, улетела безвозвратно. Ещё миг и она пропала из виду. Два – и я только и успел подхватить оторвавшийся от рюкзака, стоявшего впереди, Рината непромокаемый чехол. Назад его было не приделать и отпустить никак нельзя. Секунду я стоял в замешательстве, не зная как поступить. Не отпуская чехол, я сбросил с плеч свой рюкзак и достал из ремнабора в боковом кармане булавки. А ещё не хотел их брать. Но перед самым отъездом всё-таки положил назад — не весят ни сколько, а пригодиться могут вполне. Вот и пригодились. Для меня сейчас, наверное, было проще разложить тройной интеграл по замкнутому конкуру, чем озябшими руками пристегнуть и закрыть непослушную булавку. А надо их как минимум четыре. Не знаю, сколько я провозился, но в спокойной обстановке, сделал бы это в пять раз быстрей.

Так вот какой бывает непогода в этом суровом северном краю. Ненастьем и штормовым ветром, встретил нас этот неприветливый перевал Северный Лявочорр.

Перевалив, мы машинально начали спускаться. Стоп! Но ведь нам не туда, изначально задумка была подняться выше на хребет и пойти верхами. Но в условиях нулевой видимости это было невозможно. Нужно было решать, что делать дальше. Перевалить и идти низом вокруг всех Хибин до самого Умбозера или возвращаться назад. Первый вариант, конечно, выглядел заманчиво, к тому же хотелось поскорей уйти от этого ветра неважно куда, но, спустившись в лес, нам ни чего не оставалось, как топать вокруг. Как бы не хотелось возвращаться, но это было лучше во всём. Мы могли бы дождаться хорошей погоды и пройти, как задумали или уйти на другой более низкий перевал. После короткого совета решено было повернуть назад.

Теперь всё было в точности до наоборот, мы спускались, облака становились реже, влаги меньше, ветер дул в спину и постепенно слабел.
15
Суровый край

Какое это было блаженство, подойти вплотную к костру, греться от его тепла и смотреть, как от промокшей одежды и ботинок идёт пар, или, медленно выпивая горячую кружку чая, облокотившись на березу, смотреть на весело потрескивающие в огне еловые ветки. Так не хотелось сегодня утром уходить со старого места, вот и вернулись.
Может и вправду, что ни делается – всё к лучшему!
16
Люди у огня

А это снимок нашего перевала, сделанный с одной из вершин противоположного хребта несколько дней назад.
17
Озеро Гольцовое
(Для крупного просмотра фотографий, щелкните на любой из них)

Все записи этого путешествия:

Пеший поход в Хибины
Фото озера Имандра с вершины
Красивые места Хибин. Горное озеро в пасмурную погоду
База МЧС Куэльпорр
Суровый северный край и непогода в Заполярье
Горные пейзажи Русского Севера
Промышленные виды Хибин
Мурманск
Панорама города Мурманска
Музей Северного Флота в Мурманске
В завершении похода на Кольский полуостров

Расскажите друзьям:

Ещё записи из этой рубрики:


Быстро узнать о новых записях на блоге вам поможет подписка по E-mail:

Оставить комментарий:

Ваш e-mail не будет опубликован. Но он нужен для уведомления, если кто-то ответит на ваш комментарий.